«Вспотел, как в бане»: эту операцию военные летчики считают самой опасной

"Вспотел, как в бане": эту операцию военные летчики считают самой опасной

Пилоты у фронтового бомбардировщика Су-24М на летном поле во время окружного этапа конкурса «Авиадартс-2019» в Краснодарском крае.Источник изображения: © РИА Новости / Виталий Тимкив

МОСКВА, 11 июн — РИА Новости, Андрей Коц. Правильно рассчитать скорость, точно оценить дистанцию и несколько минут удерживать машину в одном положении — дозаправка в воздухе считается одним из самых сложных элементов летной подготовки и требует от экипажа железной выдержки. Чтобы получить допуск на это, нужно иметь солидный опыт группового пилотажа. О тонкостях передачи топлива с одного самолета на другой — в материале РИА Новости.

Поймать конус

Долив керосина в небе резко увеличивает дальность полета и даже, в теории, может сделать ее неограниченной. Особенно это актуально для машин, действующих на большом расстоянии от аэродрома базирования. Ведь далеко не всегда после выполнения боевой задачи в баках достаточно горючего, чтобы дотянуть до дома.

"Вспотел, как в бане": эту операцию военные летчики считают самой опасной

Самолет-заправщик Ил-78

Источник изображения: © РИА Новости / Алексей Куденко

На помощь приходят самолеты-заправщики, или, как их называют сами летчики, танкеры. Эти “летающие бензоколонки”, как правило, представляют собой модификацию грузовых бортов военно-транспортной авиации. На них устанавливают дополнительные емкости с авиационным керосином и специальные системы перекачки топлива. В России единственный специализированный тип самолета-заправщика — Ил-78 и его вариант Ил-78М. Их в ВКС пять и десять бортов соответственно.

Для перекачки керосина на лету российская авиация использует формулу «шланг — конус — штанга». Самолет комплектуется одной или несколькими подвесными заправочными установками. Как правило, две находятся под крыльями, за мотогондолами двигателей, а третья — в хвостовой части фюзеляжа. У каждой — гибкий шланг длиной в несколько десятков метров. На его конце — так называемый конус, напоминающий бадминтонный волан. Это и есть «заправочный пистолет».

"Вспотел, как в бане": эту операцию военные летчики считают самой опасной

Дозаправка Су-24 в воздухе

Источник изображения:

«Танкер набирает определенную высоту и снижает скорость до 500-600 километров в час, после чего, сохраняя постоянное направление движения, выпускает шланги, — рассказывает РИА Новости заслуженный военный летчик России, генерал-майор Владимир Попов. — Самолету-»клиенту" нужно пристроиться ему в хвост и чуть снизиться, выпустить заправочную штангу-приемник топлива и попасть ею точно в конус на конце шланга. Штанга соединяется с центральным отверстием электромагнитным замком, после чего происходит герметизация и под большим давлением подается горючее. Занимает процедура десять-пятнадцать минут. Как только подача топлива прекращается, заправленный самолет отсоединяется от танкера и продолжает полет по маршруту".

Чутье и выдержка

Все выглядит просто лишь на словах. На деле же это едва ли не самый сложный тактический элемент пилотирования. Штангами дозаправки оснащены все истребители, истребители-бомбардировщики, перехватчики, самолеты дальней и стратегической авиации. Особую роль дозаправка играет в морской авиации, ведь в океане нет аэродромов, где можно сесть и под завязку залить баки.

Центры боевой подготовки и переучивания личного состава допускают к тренировкам по выполнению этой операции исключительно летчиков первого класса, хорошо освоивших полеты в группе. Именно групповой пилотаж вырабатывает у офицеров глазомер и умение ориентироваться в пространстве. На высоте часто трясет: турбулентность и воздушные ямы могут в любую секунду сбить самолет с курса.

«Сначала учат просто заходить в хвост танкеру и держаться за ним на заданном расстоянии, — объясняет летчик. — Следующий этап — „сухая“ заправка: стыковка шланга с конусом без подачи топлива. И лишь когда появляются навыки и уверенность в собственных силах, дозаправку выполняют „по-боевому“. Экипажи, не сумевшие освоить эту процедуру, летают на задания с подвесными топливными баками. Это не лучшее решение — они занимают точки подвески оружия и снижают аэродинамические характеристики самолета».

"Вспотел, как в бане": эту операцию военные летчики считают самой опасной

Стратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-95МС ВКС России во время полета для нанесения авиаудара по объектам террористов в Сирии

Источник изображения: © РИА Новости / Министерство обороны РФ

Поднимать в небо тяжелые танкеры для натаскивания летчиков — удовольствие недешевое. Поэтому их роль обычно выполняют фронтовые бомбардировщики Су-24, а также палубные Су-33 и МиГ-29К. Для этого разработали специальные подвесные агрегаты.

«Я прекрасно помню свою первую учебную дозаправку в воздухе, — говорит майор в отставке Дмитрий Литвинов, пилотировавший истребитель Су-27. — Взлетел с аэродрома, вышел в заданный район, пристроился в хвост Су-24. Он выпустил свою „соплю“, я выровнял скорость, занял высоту, выпустил штангу… и тут начало болтать. Попали в турбулентность, самолет бросило вперед, мне по фонарю кабины ударил заправочный конус. Уменьшил скорость, вновь попытался прицепиться — опять не удалось. Лишь с третьей попытки попал штангой в конус. Вспотел, как в бане».

Заправка на автопилоте

В воздухе военный самолет может дозаправляться до трех раз. Стратегические ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160, действующие на максимальной дальности от аэродрома, пополняют запасы горючего, как правило, дважды — на маршруте к цели и на обратном пути.

Истребителям, истребителям-бомбардировщикам, машинам армейской авиации обычно хватает одной керосиновой «добавки».

"Вспотел, как в бане": эту операцию военные летчики считают самой опасной

Топливозаправщик ИЛ-78 во время летно-тактических учений

Источник изображения: © РИА Новости / Виталий Тимкив

«Казалось бы, скорости вертолета и самолета несопоставимы, — рассуждает Попов. — Однако танкер, выпустивший закрылки и сбросивший скорость до 250-300 километров в час, скоростной боевой “вертушке” догнать вполне по силам. Заправочная штанга у машин армейской авиации очень длинная — чтобы шланг не перерубило лопастями несущего винта. Такая дозаправка требует высочайшей квалификации как пилота вертолета, так и экипажа танкера. Первому приходится длительное время удерживать максимальную скорость, второму — минимальную, на грани сваливания. Понятно, что летчики работают на пределе возможностей”.

В будущем человеческий фактор из процедуры дозаправки планируют исключить. И в России, и на Западе такие разработки уже ведутся. Сделать воздушное пополнение баков автоматическим собираются за счет новых заправочных систем, которые будут синхронизировать работу бортовых компьютеров танкера и самолета-»клиента".

Истребитель или бомбардировщик сам выйдет на оптимальный курс, выровняет скорость и поймает конус штангой. Человеку останется только наблюдать. Частично подобная технология будет реализована в новейшей модификации российских воздушных танкеров Ил-78 — Ил-78М-2.

Права на данный материал принадлежат РИА Новости
Материал размещён правообладателем в открытом доступе

Источник: vpk.name