«Ратник» бегать не обучен

«Ратник» бегать не обучен

Источник изображения: Фото: zen.yandex.ru

Насколько эффективна боевая экипировка современного солдата?

Основу Сухопутных войск наших Вооруженных сил и армий мира составляет, как известно, пехота (мотострелки), способная вести боевые действия в пешем порядке и с использованием бронетехники. В ее интересах применяются авиация, ракетные войска, артиллерия, другие силы и средства. Но не уменьшились ли ее роль и значимость с появлением современного вооружения, основанного на новых физических принципах действия? А главное – с каким оружием будет воевать и чем защищаться современный солдат в нынешнем общевойсковом бою?

Спектр выполняемых пехотой боевых задач весьма широк. В первую очередь предполагается ее участие в различных видах военных операций как на конкретном театре военных действий (ТВД), в районах локальных конфликтов на отдельном направлении, так и одновременно на нескольких.

Выстрелил – забыл

В мирное время пехота может применяться для проведения миротворческих, гуманитарных операций, использоваться для эвакуации населения при возникновении природных и техногенных катастроф, борьбы с международным терроризмом и в других чрезвычайных ситуациях. В последние годы очаги вооруженной борьбы различной интенсивности возникают то в одном районе мира, то одновременно в нескольких. При этом, как правило, они отличаются по характеру и тактике боевых действий. Такое различие определяется не только вооружением и техническим оснащением воюющих сторон, но и физико-географическими особенностями районов ТВД, которые сами оказывают большое влияние на состав войск, их вооружение и способы борьбы.

Военно-политическое руководство стран, разжигающих подобные конфликты различного уровня, отчетливо понимает, что там, где не ступал сапог солдата, не будут достигнуты политические цели, во имя которых они затеваются. При этом успех должен быть гарантирован. Чтобы обеспечить его и подчинить противника своей воле, для пехоты и средствам ее поддержки разрабатываются все более эффективное оружие поражения, базирующиеся на различных концепциях. Но главное в них – облегчить солдату решение боевой задачи, максимально сократить сроки ее выполнения за счет минимизации времени на открытие и ведение высокоточного поражающего огня. Выстрелил – забыл – одно из главных условий успешных действий. С этой целью и создаются высокотехнологичные автоматизированные системы.

“ Эксперты не исключают картельного сговора, который монополизировал изыскания в области создания средств физической защиты военнослужащих с целью удержания высокой цены на изделия ”

Таким образом для противоборствующих сторон неприемлемый ущерб возрастает многократно. Если пехотинец не имеет соответствующего вооружения, средств защиты, гарантирующих его выживание в любых условиях боевой обстановки, укрытие броней на марше и при совершении маневра, добиться нужного результата окажется чрезвычайно трудно. Под это создаются и структурные подразделения, позволяющие выполнять боевые задачи в составе коллектива. Опыт боевых действий в Афганистане и на Северном Кавказе при выполнении задач контртеррористической борьбы в 90-е годы подсказал необходимость создания маневренных батальонных тактических групп (БТГ) в составе усиленного батальона, в который могли входить представители самых различных родов войск.

Для современного боя характерно также индивидуальное огневое противоборство как одиночных бойцов (контрснайперская борьба), так и целых подразделений. А значит, вооружение персонально каждого пехотинца имеет первостепенное значение. Сейчас во многих странах мира ведутся поиски вариантов расширения боевых возможностей индивидуального стрелкового оружия. В частности, Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения (АО «ЦНИИТОЧМАШ») создал образец стрелкового оружия модульного типа, в котором можно использовать стволы различного калибра. На первый взгляд выглядит заманчиво. Но чего в этом больше – плюсов или минусов?

Конечно, сама по себе мысль не нова, в этом направлении работали и работают многие конструкторские организации как у нас в стране, так и за рубежом. Но не нужно быть большим специалистом, чтобы понять: образцы данного вида оружия не могут быть использовать для массовых армий.

Представим себе пехотинца, несущего на себе пенал с дополнительными стволами. Это выглядит, как анахронизм. Причем как в обороне, так и в наступлении. Поэтому люди, продвигающие эти идеи, судя по всему, поверхностно представляют природу общевойскового боя и смысл огневого поражения.

В обороне стрелки начинают огонь по противнику с рубежа 600 метров. При приближении его к позициям на 100–200 метров огонь доводится до максимальной интенсивности и должен соответствовать показателю примерно четыре пули на погонный метр.

В наступлении же стрельбу по противнику пехота начинает с рубежа 200–300 метров (после того как артиллерия перенесет огонь в глубину его обороны) и она сразу доводится до максимального напряжения. Где, в какой момент и как в таких условиях пехотинцу менять стволы – большой вопрос.

Универсальное оружие

Разработки подобного оружия должны базироваться, думается, на специфике его применения для конкретного вида (рода) войск. Например, в качестве варианта универсального индивидуального оружия для пехотинца, десантника ВДВ, морпеха можно было бы рассмотреть образец, состоящий из трех независимых компонентов, объединенных в единую систему. Она должна включать автоматическую винтовку, пистолет-пулемет и вмонтированное в приклад пусковое устройство для небольших (40 мм) реактивных осколочно-фугасных и зажигательных мини-снарядов. Отчасти тут можно провести аналогию с подствольным гранатометом. Устройство может быть складным, а вес его не должен превышать 4,5 килограмма, в снаряженном состоянии – 5,5.

Таких показателей можно достичь путем применения композитных материалов. При этом все компоненты системы должны базироваться на конструктивных схемах существующих образцов, чтобы не нарушить технологию их массового производства. В качестве основного показателя предлагаемого образца нужно взять начальную скорость пуль, которая должна соответствовать для калибра 5,45 миллиметра – 1300 метров в секунду, 7,62 миллиметра – 1000, 9 миллиметров – 550, 12,7 миллиметра – 1000 метров в секунду. Это достигается за счет встраивания в конструктивную схему устройства, способствующего приращению начальной скорости пули, о котором «ВПК» уже писал.

Можно подумать и о внедрении цифровых технологий в прицельные устройства индивидуальных образцов отечественного стрелкового оружия, о расширении номенклатуры носимого коллективного оружия пехоты до калибра 23 миллиметра. Этого требует и то обстоятельство, что поле боя будет насыщено роботизированными боевыми комплексами,

Огромное значение имеет индивидуальная защищенность пехотинца. Спектр факторов, от которых нужна такая защита, весьма широк. Это пули, осколки снарядов, зажигательные вещества, компрессионное поражение, химическое, бактериологическое, поражающие факторы ядерного оружия и другие. Как известно, в настоящее время проходят испытание и поставка в войска боевой экипировки «Ратник», состоящей из 70 предметов. Несомненно, это большой шаг вперед в повышении защищенности солдат на поле боя. Но, во-первых, она внедряется в войска не так быстро, как хотелось бы. Во-вторых, разработчики, судя по всему, отошли от правила: стоимость-эффективность-простота. А оно в наше непростое время приобретает особую значимость. В-третьих, не факт, что она будет эффективно обеспечивать защиту в различных средах и специфических условиях местности.

Взять, скажем, весовые характеристики «Ратника». Вес бронежилета составляет 8–15 килограммов. Это, увы, очень большое отягощение, поскольку средства защиты не должны снижать уровень мобильности бойца. Ведь на нем еще оружие, боеприпасы, средства химзащиты… Представим бегущего в атаку вслед за боевой линией танков среднестатистического солдата с грузом 20 килограммов. Ему необходимо преодолеть три – пять километров в тактической зоне, двигаясь со скоростью как минимум 10 километров в час. Интересно, сами разработчики пробовали облачиться в созданную ими экипировку и пробежать пять километров со скоростью 10 километров в час? Или перемещаться в составе штурмовой группы при захвате дома в уличном бою? Видимо, до этого не дошло. Но тогда как и кем утверждалась такая экипировка?

Не хочется строить предположения, но некоторые эксперты и военные специалисты не исключают картельного сговора, который на определенном этапе монополизировал изыскания в области создания средств физической защиты военнослужащих с целью удержания высокой цены на изделия. Повторю, мы этого не утверждаем, но вывод напрашивается именно такой. В противном случае соответствующее научное (заказывающее) управление МО РФ должно было сформировать четкое техническое задание, в котором оговорило бы, что вес бронежилета четвертой-пятой степени защиты не должен превышать три – пять килограммов, и объявить конкурс на его создание.

Существует множество вариантов использования спецматериалов при создании бронежилета. К примеру, можно применить резинометаллические пластины толщиной два миллиметра в сочетании с 15-слойной тканью, элементами из армированного стекловолокна. Можно экспериментировать с кевларом, титановыми пластинами и т. д. Главное – проанализировать функциональность каждого элемента экипировки.

Что касается начинки электронных устройств «Ратника», то она с течением времени будет меняться по мере миниатюризации элементной базы, а функциональность ее – возрастать. Пока же в экипировке используется, например, система управления «Стрелец» разработки 2000 года. В ее составе средства связи, целеуказания, обработки и отображения информации, опознавания, позволяющие передавать на командный пункт информацию о местонахождении солдата. Ранее ее вес составлял пять килограммов, но после модернизации 2007 года снизился до 2,5 килограмма. Это говорит о том, что можно работать над снижением веса не только системы управления, но и экипировки «Ратника» в целом.

Наряду с совершенствованием вооружения и средств защиты на повестке дня стоит вопрос о повышении мобильности пехоты, действующей в пешем порядке. В настоящее время ведутся широкомасштабные изыскания с целью создания мини-транспортных средств, обеспечивающих перемещение амуниции и личных вещей солдата, необходимых для выживания, но не уместившихся в заплечный ранец. Дополнительно в эту группу входят боеприпасы, запас продовольствия, вода, медикаменты и другое. Таким образом, экипировка солдата делится на две части – носимая и возимая.

В странах НАТО пытаются создавать бионические экзоскелеты, другие механизмы для возимой части экипировки солдата. Мы идем тем же путем, слепо копируя их образцы. Но почему бы не сделать так называемый самодвижущийся рюкзак на колесах с электроприводом, с дополнительными лямками для буксировки баула. На марше он вывешивается и крепится на внешней стороне брони боевой машины. При спешивании снимается, лямками соединяется со стрелком и буксируется им. Механизм приведения в действие электродвигателя очень прост, его включение зависит от натяжения лямок.

Весьма прогрессивна и идея создания экзоскелета – механического костюма, расширяющего физические возможности человека. Сложность заключается в отсутствии легких высокопрочных материалов, миниатюрного энергоемкого источника питания и, наконец, очень сложного программного обеспечения. Судя по образцу разрекламированного андроида «Федор», все это еще находится в зачаточном состоянии.

До создания безупречной экипировки солдата будущего еще далеко. Но у России большой исторический опыт практического применения оружия и боевой техники в войнах и вооруженных конфликтах как в прошлом, так и в настоящем, героическая история. Поэтому мы не имеем права оказаться в роли догоняющих на этом важнейшем участке обеспечения безопасности военнослужащего на поле боя. Жизнь солдата и офицера в конечном итоге – самое главное для страны.

Петр Черкашин

Газета «Военно-промышленный курьер», опубликовано в выпуске № 21 (834) за 9 июня 2020 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещён правообладателем в открытом доступе

Источник: vpk.name